Проблемы бездомных животных и волонтёров в Белгороде: почему приюты — это не выход
Аналитика

Проблемы бездомных животных и волонтёров в Белгороде: почему приюты — это не выход

16 октября , 13:31Татьяна АлексютинаPhoto: ИА "Бел.Ру"собаки
В Белгородской области, по словам волонтёров, нет ни одного муниципального приюта для бездомных животных. Есть лишь пара переполненных частных пансионатов и передержки у зоозащитников, которых потом за это же судят. Как улучшить систему и помочь животным не словом, а делом?

В Белгороде и по области тяжко приходится не только бездомным животным, но и волонтёрам, которые их защищают, заботятся, забирают на передержку и пытаются пристроить. На них стали сыпаться судебные иски, передержки признают незаконными приютами и заставляют избавляться от питомцев. Только куда девать всех этих больных, старых, иногда агрессивных и крупных животных — никто нормально объяснить не может. Даже сами власти.

Что мешает закрыть вопрос с беспризорными животными? Почему строительство приютов — это не выход? Как и зачем нужно менять законы? Почему местные власти перекладывают на плечи зоозащитников и активистов свою работу? Как помочь животным и тем, кому они небезразличны? В этих вопросах корреспондент ИА «Бел.Ру» разбиралась с самими волонтёрами и управлением ветеринарии по Белгородской области.

Дело Пчёлкиной — самый показательный случай

За последние пять или шесть лет во дворе белгородки Натальи Пчёлкиной проживало от 30 до 60 собак и кошек. Это не приют, не пансионат, это временная передержка бездомных животных: с положенными высокими вольерами и заборами, документами на животных и соответствующими санитарными нормами.

Кого-то женщина подобрала сама, кого-то отбила у живодёров. Есть здесь щенки и котята бессовестных людей, отказавшихся от стерилизации своих питомцев и получивших нежданный приплод. Такие почему-то решили, что если у Пчёлкиной доброе сердце, то можно переложить на неё свою ответственность — принести под дверь дома и оставить. Но они даже представить себе не могут, какой это тяжкий труд и большие деньги — ухаживать за всеми, кормить, делать прививки, лечить.

О Пчёлкиной многократно писали в СМИ. Но последние материалы больше печальные, чем радостные. Стало известно, что дом Натальи, куда она пускала на передержку четверолапых, признали незаконным пансионатом. Женщина прошла не через одно заседание суда, в её дом неоднократно приходили надзорные органы, которые не обнаруживали нарушений санитарных норм, но ссылались на жалобы соседей. В итоге «подпольный приют» через суд обязали ликвидировать: управление ветеринарии требовало сделать это в течение двух месяцев, а судья — в течение шести. Об этом «Бел.Ру» рассказали волонтёры Татьяна Григорьева и Виктория Полежаева.

Соседи живут в доме рядом. Наталья решила доказать, что у неё всё в порядке: и журналистов к себе приглашала, и чиновников. А соседи не открыли ни ГТРК, ни мне, ни другим журналистам. Зато они заявляли, что их забор перепрыгнул алабай, что в принципе невозможно (у Натальи двухметровые вольеры и заборы). Это доказали позже во время проверок. Потом заявляли, что к ним на участок пришла кошка и гадит там. Но у кошки что, плакат был «Я от Пчёлкиной?». Это бред. Татьяна Григорьева, волонтёр

Наталье помогли собрать деньги на юриста, который пояснил женщине, что она имеет право никого из проверяющих и вообще желающих не пускать к себе на территорию. Никто не может войти к ней во двор, если это не обыск с ордером. Но женщина, уверенная в своей правоте, была готова доказывать это всем несогласным, показывать, как у неё всё хорошо. «Зачем она это делала, я до сих пор не пойму. Не впустила бы, жила бы, как и раньше. Ведь это её собаки и кошки. Ни один закон не регламентирует, сколько животных может содержать один человек», — с горечью заявила Григорьева.

О судебном процессе подробно писали в «Открытом политклубе Белогорья» — местной группе во «ВКонтакте». В иске опирались на статьи нового закона № 498 «Об ответственном обращении с животными». Кроме того, всё время делали акцент на тот факт, что Пчёлкина не содержит питомцев на свои деньги, а просит помощи у населения и ей на это жертвуют небезразличные люди. Именно поэтому её двор — подпольный приют.

По инициативе управления ветеринарии суд уже наказал одного волонтёра и обязал избавиться от животных. Такое же решение приняли в отношении Пчёлкиной. Вот только куда деть животных — неясно. Почему — поясняем ниже.

Кроме того, активисты заявляют, что такая судьба ожидает и других волонтёров, устраивающих передержки. Для активистов же очень странен тот факт, что много лет чиновники не обращали внимания на жалобы соседей, а тут вдруг резко взялись за этот вопрос. Произошло это как раз тогда, когда в регионе стали появляться частные пансионаты. По мнению зоозащитников, такими судебными процессами региональные власти пытаются переложить на плечи волонтёров ответственность не только за найденных лично ими животных, но и за отловленных и помещённых в приюты ранее. Как именно — тоже пишем по тексту ниже.

Управление ветеринарии области в официальном ответе редакции «Бел.Ру» заявило, что занялось этим делом в 2019 году в рамках осуществления государственного ветеринарного надзора и в ходе неоднократных обращений граждан. Тем более такие полномочия у них есть по ФЗ № 498, ст. 15, 16, 18-20, 22.

Почему есть приюты, но бездомных животных деть некуда?

Волонтёры заявляют, что на территории Белгородской области нет ни одного муниципального приюта или пансионата, куда можно было бы принести найденное бездомное животное или отдать вот таких, через суд лишённых передержки, «хвостиков». Всё потому, что все приюты, построенные в регионе, считаются местами временного содержания животных.

Работники таких мест должны отлавливать беспризорных бродяг по письменным жалобам и заявкам населения, потом — стерилизовать, произвести вакцинацию и выпустить туда, где поймали. Другие варианты — успеть за месяц пристроить в добрые руки или забрать себе домой. Таковы условия программы ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск).

Почему на всё про всё даётся лишь месяц? Потому что в такие пансионаты и приюты средства из бюджета области или города поступают только на 30-дневный срок нахождения животного в месте временного пребывания. В сумму входит и питание, и лечение, и вакцинация, и стерилизация с чипированием, и уход.

Журналист «Бел.Ру» поинтересовалась у волонтёров, как же быть с теми животными, которых надо лечить дольше, либо они агрессивны, или просто старые и больные. Ответ: содержать за личные средства.

Когда узнают о каком-то открывшемся приюте, туда животных люди несут и несут, подкидывают. А разместить всех некуда. Вот откроет Пчёлкина приют, подбросят щенков, выкинуть их она не сможет, если не по закону, то по совести. А содержать на что? Опять же на пожертвования, опять же волонтёры будут скидываться, просить у добрых людей. Так и сейчас делают с теми, на кого закончились деньги от государства, но на улицу их не отправили. Татьяна Григорьева, волонтёр

Наталье Пчёлкиной суд предложил три места, куда она могла бы сдать своих «постояльцев». Эти же приюты нам перечислило управление ветеринарии в ответе на запрос:

  1. МБУ «Управление Белгорблагоустройство» (в Белгороде на улице Промышленной);
  2. МУП «Старооскольское городское многоотраслевое производственное объединение коммунального хозяйства» (в селе Анпиловка на улице Железнодорожной);
  3. АНО «Центр содержания и защиты животных “Добрый дом”» (посёлок Комсомольский, улица Зелёная).

Но поместить туда всех животных Натальи Пчёлкиной просто невозможно. Во-первых, для всех там попросту не будет места. 6 октября на официальной странице «Доброго дома» в ВК опубликовали пост о том, что животные поступают в большем количестве, чем волонтёры успевают пристраивать. Кроме того, по словам волонтёра Виктории Полежаевой, из «Доброго дома» не выпустили ещё ни одну собаку, потому что это опасно: они могут умереть от голода, их могут убить, некоторые собаки агрессивны и могут кого-то покусать, кто-то просто старенький или маленький.

Скриншот поста с просьбой о помощи / "Добрый дом" в ВК

Пчёлкиной сказали открывать свой приют. Она пошла на это от безысходности. Но «Добрый дом» же уже открыл свой приют, а их больше не финансируют. Животных никто не кормит (имеется в виду, что не выделяются деньги из бюджета — прим. ред.). А щенков подбрасывают регулярно. Мест нет. Виктория Полежаева, волонтёр

Во-вторых, у Натальи Пчёлкиной дома не только собаки, но и кошки. А мест для временного содержания кошек в Белгородской области нет. В-третьих, даже если их разместят, то спустя месяц работники пансионатов и приютов опять-таки должны будут выпустить животных на улицу или тратить на них собственные деньги.

Власти не учитывают, что «постояльцы» Пчёлкиной — это не только милые, здоровые собачки средних размеров, просто без дома. У женщины живут огромные алабаи, есть маленькие породистые собаки, которые попросту не выживут в уличных условиях. Также у неё содержатся старые и больные животные, для которых жизнь на улице приравнивается к смерти. И таких нюансов множество.

У нас в законе прописано, что, если собака агрессивная, её нельзя выпускать. Но муниципальный контракт предусматривает, что на собаку дают 5000 рублей, и это всё — на месяц. Больше денег не дадут, хоть она будет больная, хоть агрессивная, хоть здоровенный алабай это будет. Вот и проблема: федеральный закон предусматривает такие вещи, а муниципальные контракты — нет. Татьяна Григорьева, волонтёр

Кроме вышесказанного есть ещё один фактор — отдавать животных, за которыми Пчёлкина так старательно ухаживала, в то же управление «Белгорблагоустройство» просто страшно. Редакции предоставили документы из прокуратуры, в которых сказано, что в этом месте эвтаназия животных производилась с нарушениями — раньше положенного срока. Волонтёры объяснили, что на улице Промышленной животных не хотели содержать, а усыпляли через пару дней после отлова.

Документ из прокуратуры
Photo:Татьяна Григорьева

«На Промышленной в пансионате животные мрут. Щенки там подыхают от дизентерии, а собак там убивали и, мне кажется, убивают и сейчас. Но это не докажешь и не осмотришь. Там же закрытая коммуна. Сидят там, никого не пускают, никак не пробраться. Я как-то раз там была, забирала оттуда шарпея. Там животные сидят в холодном хлеву типа коровника. Мы были зимой, так в кастрюлях с водой для собак вода замёрзшая была — лёд. Собаки там лают, скулят, их не выводят на прогулки, карантина там никакого нет. Работают там люди, которые не имеют кинологического образования и даже малейшего понятия, как обращаться с собаками», — утверждает Виктория Полежаева.

Также Татьяна объяснила, что задача волонтёра — позаботиться о животном, а потом найти ему новый дом, но кому попало кошек и собак не отдают. Это не такой быстрый и лёгкий процесс. Женщины внимательно изучают соцсети желающего обзавестись питомцем, не раз общаются с человеком, прежде чем вручить ему четвероногого друга. И даже после этого не всегда животное попадает в новые руки. Часто приходится и отказывать, объясняет волонтёр: «Как-то позвонил мне мужчина, мы увиделись, а он мне не понравился: речь странная, глаза недобрые. Попросила его социальные сети. Нашла, посмотрела фото. Там дома чёрт знает, что творится. Ещё и в подписках одни сомнительные странички и группы для взрослых. Такому человеку я животное не отдала. Страшно».

В чём главная проблема и как её решить?

По мнению волонтёров и зоозащитников, приюты и пансионаты для животных — это прекрасная идея, которая, к сожалению, не решает проблемы бродячих кошек и собак. В каком-то смысле появление таких мест без соответствующих законов лишь расслабляет общество. Люди начинают мыслить так: «Ну, приют построили, зачем стерилизовать? Будет приплод, будет куда сдать». Но это не так.

Татьяна Григорьева, Виктория Полежаева, как и многие другие волонтёры, считают, что для того, чтобы система работала, для начала нужны правильные законы. Считается, что 498-й закон был принят совершенно не в том виде, за который выступали активисты и зоозащитники.

Женщины объяснили, что в идеале в законе должно быть прописано, что власти обязаны построить в определённый срок конкретное количество приютов на энное количество мест. Содержанием этих приютов должны заниматься также власти. И, кроме того, важнейшим пунктом должна быть обязательная масштабная пропаганда стерилизации домашних животных.

Тогда бы проблемы легли на плечи властей, а не волонтёров. А единственное, что сейчас прописано — это то, что животных выкидывать нельзя, надо помещать в приюты. Но нигде не написано, что чиновники прежде должны их построить и достойно содержать. Если бы ещё пропаганду стерилизации крутили по телевизорам так же часто, как на экранах появляется Путин или Савченко, то это было бы эффективно. А без этого невозможно ничего изменить. Татьяна Григорьева, волонтёр

Женщины рассказали, что масштабная стерилизация — важнейший шаг к решению проблем бездомных животных. Это позволило бы хозяевам иметь питомцев без страха того, что животное неожиданно забеременеет и принесёт нежеланное потомство, которое потом окажется на улице в коробке или у дверей местных пансионатов временного содержания на плечах волонтёров. Предложенное решение — социальная реклама о важности стерилизации животных на TV, радио, баннерах и листовках, в газетах и любых других СМИ. «Для машин же есть обязательное страхование. Почему не сделать также обязательной стерилизацию?» — недоумевает Виктория Полежаева.

Кроме того, стерилизация нужна и для здоровья собак и кошек. Исключения могут быть лишь для породистых особей, содержащихся у профессиональных заводчиков. Остальные же животные могут заболеть онкологией, если у них будут постоянные течки без беременности. Стерилизация поможет этого избежать.

Случаи, когда животных сводят просто по договорённости, не учитывая вес, породу и генетические особенности, разбирающиеся люди считают вопиющими. Ведь в таком случае малыши могут родиться с тяжёлыми патологиями, которые проявятся не сразу. В будущем они также рискуют остаться на улице. Кроме того, не всегда можно уследить за своей собакой или кошкой на прогулке. Если она не будет стерилизована и произойдёт половой контакт с бродячей собакой, животное может заразиться половыми инфекциями. Они не опасны для человека, но смертельны для питомца.

Ещё одно предложение волонтёров — усилить ответственность человека за животное, которое он содержит. Если бы животное невозможно было взять домой без обязательной регистрации в каком-то надзорном органе, было бы проще отслеживать их численность.

Надо приравнять животное, грубо говоря, к пистолету. Потерял собаку — будь добр искать её как угодно или получать за это наказание по полной. Потому что это и есть то же самое оружие — когда выносят щенков в коробке. Это тоже может убить. Они вырастут и могут стать опасной стаей, способной искалечить жизни людям. Виктория Полежаева, волонтёр

России необходим закон, который предполагал бы жёсткое наказание за выброс животных на улицы. Активисты предлагают 500 000 рублей штрафа либо лишение свободы. Только в таком случае люди начнут задумываться.

Ещё один важный шаг — запрет на разведение и продажу животных вне питомников и официальных заводчиков. Волонтёры называют это «искоренением разведенцев, которые продают щенков по 3000 рублей».

Надо полностью запретить, искоренить этих разведенцев, у которых в клетке размером метр на метр сидит собака. Она постоянно плодится, а когда «изнашивается», её выкидывают или продают за бесценок. Так Пчёлкиной продали самоеда и мастифа за 5000 рублей. Последнюю спасти не удалось. Умерла. Довели до истощённого состояния животное. Чтобы не видели, кто таким занимается, просто привязали животное к дереву и сказали координаты. Виктория Полежаева, волонтёр

Такие люди, как правило, продают щенков и котят в разы дешевле, чем в питомниках. Однако никаких гарантий, что малыш будет без патологий, без смешения пород — нет. Также нет никаких гарантий, что животное попадёт в хорошие руки: нет официального паспорта — нет питомца. Проследить судьбу этого животного не представляется возможным.

Главные причины отсутствия всего вышеперечисленного, в чём уверены волонтёры, — нежелание властей действовать из-за дороговизны мероприятий. Для примера женщины привели законы о запрете курения в общественных местах, невозможность купить сигареты и алкоголь до определённого возраста и другие подобные законы, которые появились в РФ тоже не сразу. Но проблемы свои они решают.

Без закона это нереально. Если бы наше государство хотело устранить проблемы с бездомными животными, оно бы сделало это давным-давно. Это как алкоголь после 22:00. Да, не везде это работает, но всё же. Кто-то не успеет купить, не пойдёт искать варианты и места другие, а просто передумает. Это уже результат. Виктория Полежаева, волонтёр

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter